Включение поручителя в РТК должника

Судебная практика последние годы исходит из того, что поручитель не просто должен исполнить обязательства за основного должника, но и учесть еще целый ряд факторов. Ведь исполнение обязательства за должника не является автоматическим пропуском в РТК должника.

1. В случае предоставления совместного обеспечения поручитель вправе требовать с остальных солидарных должников, выдавших обеспечение, компенсацию в размере того, что поручитель уплатил сверх падающей на него доли

Суть спора заключается в том, что поручитель – ООО «СоЛЮД» обратилось в арбитражный суд с заявлением о процессуальном правопреемстве на стороне банка в рамках процедуры банкротства должника, мотивировав свое заявление тем, что поручитель на основании договора перевода долга и договора поручительства произвел частичное погашение долга должника по кредитным обязательствам.

Суды первой и второй инстанций требование поручителя удовлетворили и произвели замену на полную стоимость погашенной суммы кредитных обязательств.

При этом суд округа отменил акты нижестоящих судов и отправил дело на новое рассмотрение, отметив следующее.

С учетом повышенного стандарта доказывания требований в деле о банкротстве в ситуации, когда одно лицо, входящее в группу компаний, получает кредитные средства, а другие лица, входящие в ту же группу, объединенные с заемщиком общими экономическими интересами, контролируемые одним и тем же конечным бенефициаром, предоставляют обеспечение в момент получения финансирования, зная об обеспечительных обязательствах внутри группы, предполагается, что соответствующее обеспечение направлено на пропорциональное распределение риска дефолта заемщика между всеми членами такой группы компаний вне зависимости от того, как оформлено обеспечение (одним документом либо разными), что позволяет квалифицировать подобное обеспечение как совместное обеспечение.

По мнению суда округа, при рассмотрении споров с предоставлением поручительства необходимо устанавливать действительно ли должник и поручитель входили в одну группу компаний, имелись ли обстоятельства, опровергающие презумпцию совместности поручительства, и если нет, то подлежала ли определению доля каждого члена группы в обеспечении кредитных обязательств.

Необоснованное удовлетворение заявления о процессуальном правопреемстве заинтересованного лица в отношении погашенного требования Банка в спорном размере может повлечь существенное нарушение прав и законных интересов кредиторов, означая возможность участия фактически аффилированного лица в распределении конкурсной массы.

(Постановление АС Волго-Вятского округа от 10.10.2018 по делу № А28-6222/2016).

В рамках другого дела (Постановление АС Центрального округа от 22.06.2020 по делу № А08-7356/2015) суд округа после повторного рассмотрения дела согласился с позицией нижестоящих судов и аналогично пришел к выводу о том, что в случае выдачи совместного поручительства поручитель, удовлетворивший требования кредитора вправе предъявить регрессные требования к каждому из лиц, выдавших обеспечение, в сумме, соответствующей их доле в обеспечении обязательства, за вычетом доли, падающей на него самого.

Соответственно, если кредитор (поручитель) исполнил требование перед кредитором должника, но исполненное обязательство не превышает приходящейся на его части обязательство, подлежащего исполнению, то в удовлетворении заявления о замене стороны в РТК будет отказано.

(Постановление АС Дальневосточного округа от 07.08.2020 по делу № А73-12816/2019).

2. Поручитель для включения в РТК должника в случае погашения за него требований должен доказать наличие экономической целесообразности выдачи поручительства

До момента возникновения процедуры банкротства должник взял кредит в банке более 16 млн долларов США. Кредитные обязательства были обеспечены поручительством.

В какой-то момент основной должник перестал исполнять свои кредитные обязательства и банк предъявил требование поручителю. Поручитель исполнил обязательства перед банком полностью погасив имеющуюся задолженность.

Соответственно в связи с фактом погашения задолженности за основного должника, а также положений о суброгации, поручитель направил заявление о включении требований в РТК должника.

Три инстанции, полностью удовлетворили требования кредитора. Но с их позицией не согласился суд округа и отправил дело на новое рассмотрение.

Позиция ВС РФ сводилась к следующему:

• Недостаточно исследован вопрос о наличии неформальной аффилированности должника и поручителя, исполнившегося обязательство.
• Когда заинтересованный кредитор предъявляет комплекс косвенных доказательств аффилированности должника и поручителя, то бремя доказывания обратного должно быть переложено на поручителя.
• Доказательствами фактической подконтрольности конкретному бенефициару могут служить: синхронность действий должника и поручителя не обусловленная экономическими причинами и объективными обстоятельствами; действия компании-поручителя могут противоречить интересам одной организации, но одновременно дают существенную выгоду другому члены этой группы.
• Поручитель не осуществлял деятельность по предоставлению поручительства в качестве основной, то есть действия по выдаче поручительства не обусловлены экономическими причинами, что противоречит интересам поручителя.
• Правила о суброгации к отношениям между должником и поручителем не применяются, потому что речь идет об отношениях по возложению исполнения обязательства должником на третье лицо и регулируется соглашением между сторонами.
• Погашение задолженности поручителем, аффилированным с должником, носит характер транзитной операции, поскольку внутри группы имеется возможность производить перераспределение ресурсов в пользу должника.

(Определение СК по ЭС ВС РФ от 28.03.2019 по делу № А40-122605/2017).

Аналогичная позиция содержится в Постановлении Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 18.06.2020 по делу № А38-6871/2018.

В некоторых случаях суды приходят к выводу о том, что экономическую целесообразность заключения договора поручительства должны доказать все участники спора: поручитель, должник и кредитор.

(Постановление АС Московского округа от 26.05.2020 по делу № А41-20380/2018).

3. Для процессуальной замены кредитора на поручителя необходимо наличие факта исполнения поручителем обязательств должника и заявления поручителя на нового кредитора о процессуальной замене

Поручитель обратился с заявлением в суд о замене кредитора кредитной организации на поручителя, исполнившего обязательства за должника.

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении заявления о процессуальном правопреемстве. Суд апелляционной инстанции отменил судебный акт первой инстанции и удовлетворил заявление поручителя.

Позицию апелляционной инстанции поддержал суд округа несмотря на то, что один из кредиторов должника заявлял о том, что между должником и кредитором имеется корпоративный характер взаимоотношений и при таких обстоятельствах отсутствуют правовые основания для включения поручителя в РТК должника.

Суд округа не принимая аргументы кредитора, отметил следующее. На основании совокупности положений подпункта 3 пункта 1 статьи 387 ГК РФ, абзаца 2 пункта 55 Постановления Пленума ВАС РФ от 12.07.2012 № 42 «О некоторых вопросах разрешения споров, связанных с поручительством» для процессуальной замены кредитора на поручителя необходимо наличие факта исполнения поручителем обязательства за должника и волеизъявления поручителя на замену. И при этом наличие корпоративных отношений между должником и кредитором значения не имеют.

(Постановление АС Западно-Сибирского округа от 04.12.2018 по делу № А45-2845/2017).

4. Наличие корпоративных связей между поручителем и должником является препятствием для включения требований в РТК должника

Существует и противоположная судебная практика, согласно которой арбитры пришли к выводу о том, что суброгационное требование поручителя приобрело корпоративный характер, соответственно, подобное требование исполнившего обязательство поручителя не может конкурировать с гражданско-правовыми требованиями независимых кредиторов и не дает права на включение в РТК.

Материалами дела установлено, что поручитель, будучи осведомленным о реальном имущественном положении должника в силу своего 100% участия в его уставном капитале, начал исполнять обязательства перед кредитором только после возбуждения в отношении должника дела о банкротстве, явно преследуя цель последующего предъявления требования к должнику в рамках процедуры банкротства.

При таких обстоятельствах суды не усмотрели разумных экономических мотивов погашения требований кредитора поручителем после возбуждения процедуры банкротства.

(Постановление АС Волго-Вятского округа от 26.03.2019 по делу № А 28-2421/2017).

5. В случае частичного погашения поручителем обязательств должника осуществляется замена кредитора в части произведенной оплаты поручителем

В рамках обособленного спора было удовлетворено заявление поручителя о частичном правопреемстве в части произведенной оплаты за должника.

Суды согласились с позицией заявителя, что осуществление частичного погашения обязательств должника является основанием для замены первоначального кредитора поручителем, исполнившим обязательство в части.
При этом суды, осуществляя частичную замену сторону, отметили, что сам по себе факт наличия признаков заинтересованности между должником и поручителем и последующее исполнение последним требований кредитора с его заменой не является основанием для отказа в удовлетворении заявления о процессуальном правопреемстве.

Из текстов судебных актов следует, что суды не придали значения тому обстоятельству, что между должником и поручителем имеется тесная корпоративная связь и единственным существенным обстоятельством для арбитров был факт частичного погашения задолженности.

(Постановления АС Восточно-Сибирского округа от 27.01.2020 по делу № А58-3479/2015, АС Западно-Сибирского округа от 18.05.2020 по делу № А46-15586/2016, АС Дальневосточного округа от 24.11.2020 по делу № А51-18334/2014, АС Уральского округа от 28.08.2019 по делу № А60-36936/2018).

6. Суд откажет в замене поручителя в РТК в том случае, если за предоставление поручительства поручитель получает вознаграждение от основного должника

В ходе судебного разбирательства поручителю, исполнившему за должника обязательство перед кредитором, было отказано в замене в порядке процессуального правопреемства в реестре требований кредиторов должника, поскольку установлено, что поручитель, связанный с должником корпоративными отношениями, за предоставление поручительства получил от него возмещение исполненного в виде регулярных денежных премий и дорогостоящих подарков, а также, поскольку поручитель не раскрыл экономических мотивов предоставления поручительства по кредитным обязательствам должника, в то время как доказано наличие между должником и поручителем соглашения о покрытии, которое они исполнили.

(Постановление АС Волго-Вятского округа от 13.07.2020 по делу № А31-6538/2016).

7. Завершение процедуры конкурсного производства является основанием для прекращения рассмотрения заявления поручителя о процессуальном правопреемстве

Как следует из материалов дела, товарищество обратилось в арбитражный суд с заявлением о процессуальном правопреемстве в деле о банкротстве должника в связи с частичным погашением требований кредитной организации за должника.

Судами было отмечено, что поручителем исполнено только часть обязательств должника. Кроме того, деятельность должника была прекращена путем соответствующей записи в ЕГРЮЛ.

В связи с отсутствием объекта правоотношений, предъявление к нему требований лишено какого-либо смысла, так как даже при установлении судом нарушенного права восстановить его за счет несуществующего субъекта правоотношений невозможно. В связи с этим логичным представляется рассмотрение всех заявлений в деле о банкротстве должника до момента внесения записи о ликвидации должника в ЕГРЮЛ, а после этого производство подлежит прекращению.

Однако поручитель, исполнивший за должника обязательство, не лишен права иными способами получить удовлетворение своих требований после исключения должника из ЕГРЮЛ: например, привлечь контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности; взыскать убытки с арбитражного управляющего; обратить взыскание на имущество должника незаконно полученное третьими лицами.

(Постановление АС Северо-Западного округа от19.12.2019 по делу № А66-441/2016).

8. Наличие фактической аффилированности и отсутствие факта погашения поручителем задолженности собственными средствами является достаточным основанием для отказа в замене кредитора в РТК должника

Суд отказывая в удовлетворении заявления поручителя исходил из следующего. Судом установлено наличие фактической аффилированности между Тереховым А.Н. и обществом “Антер-Строй”: перечисление должником Терехову А.Н. денежных средств с различным назначением платежей; наличие у должника финансовых взаимоотношений с аффилированными с Тереховым А.Н. компаниями, в частности, обществом с ограниченной ответственностью “Уютстрой”, учредителем которого и директором является Терехов А.Н.; наличие у Терехова А.Н. и директора общества “Антер-Строй” Рыловой Н.В. (Бушмакиной) совместного ребенка; принадлежность Терехову А.Н. и Рыловой Н.В. комплекса зданий и сооружений по адресу: город Кемерово, Заводской район, улица Спасательная, 59, что подтверждается сведениями Единого государственного реестра недвижимости; указание в Уставе общества “Антер-Строй” места нахождения: город Кемерово, Кузнецкий проспект, 108 (помещения, принадлежащего на праве собственности Терехову А.Н.); представление Тереховым А.Н. интересов общества “Антер-Строй” по делу N А27-9854/2017.

Также суд принял во внимание, что Терехов А.Н., взыскав с общества “Антер-Строй” задолженность в судебном порядке, не намеревался ее получить, о чем свидетельствует длительное непредъявление исполнительного листа к исполнению, то есть целью присуждения задолженности являлось установление контроля над процедурой банкротства общества “Антер-Строй” с противоправной целью уменьшения в интересах должника и его аффилированных лиц количества голосов, приходящихся на долю независимых кредиторов (статья 10 ГК РФ).

Учитывая наличие между Тереховым А.Н. и должником аффилированности, непредставление в дело достоверных (то есть объективных, не зависящих от сторон спора) и достаточных доказательств погашения им задолженности исключительно собственными денежными средствами, нераскрытие действительного характера сложившихся между ними отношений, суды пришли к выводу об отсутствии оснований для включения требования Терехова А.Н. в реестр требований кредиторов должника.

(Постановление АС Западно-Сибирского округа от 26.05.2020 по делу № А27-16708/2019).

9. Наличие фактической аффилированности сторон сделок и совершение их с противоправной целью уменьшения в интересах должника количества голосов, приходящихся на долю независимых кредиторов, является достаточным основанием для отказа во включении в РТК должника

Суды, отказывая в замене кредитора, исходили из следующего. Согласно позиции Верховного Суда Российской Федерации, изложенной в Определении от 26.05.2017 № 306-ЭС16-20056(6) по делу № А12-45751/2015, в условиях аффилированности лиц, заключивших обеспечительную сделку между собой, на них в деле о банкротстве возлагается обязанность раскрыть разумные экономические мотивы ее совершения. В обратном случае следует исходить из того, что выбор подобной структуры внутригрупповых юридических связей позволяет создать подконтрольную фиктивную кредиторскую задолженность для последующего уменьшения процента требований независимых кредиторов при банкротстве каждого участника группы лиц.

Аффилированность должника и поручителя через Каландарова Р.Я. очевидна.

Признаки фактической аффилированности должника, поручителя и Гаммадова И.К. усматриваются в связи с заключением договора поручительства при заведомой для сторон неплатежеспособности основного должника – компании “Калибр”, то есть на условиях, не доступных обычным (независимым) участникам рынка.

Поскольку Гаммадов И.К. не представил в материалы дела обоснование экономической целесообразности заключения обеспечительной сделки, его действия по подаче заявления о включении требования в реестр правомерно квалифицированы судами как совершенные исключительно с противоправной целью – уменьшения в интересах должника количества голосов, приходящих на долю независимых кредиторов (статья 10 Гражданского кодекса Российской Федерации).

(Постановление АС Западно-Сибирского округа от 17.01.2020 по делу № А45-33959/2018)

В целом, при подаче заявления о замене первоначального кредитора поручителем, необходимо понимать ряд моментов:

• Изучить судебную практику конкретного региона по аналогичным спорам;
• Быть способным предоставить экономическую обоснованность поручительства (Постановление АС Московского округа от 22.06.2020 по делу № А40-79852/2017);
• Между должником и поручителем должны отсутствовать аффилированность и иная заинтересованность;
• Поручитель, погашая требования за должника, должен представить доказательства собственного несения расходов;
• Включение в РТК возможно только на сумму погашенных требований, не превышающих размер, сверх падающей на поручителя доли.

Вам может быть интересно

error: Контент сайта защищен!